ankol1 (ankol1) wrote,
ankol1
ankol1

Дом 13 по Темерницкой

Этот дом под номером 13 на улице Темерницкой относится к числу моих любимых архитектурных достопримечательностей Ростова. История его до недавнего времени оставалась для меня неясной. Но вот  узнал кое-что у Александра Харченко.

Photo4

"В 80-х годах позапрошлого века домовладение имело адрес: ул. Темерницкая, 33. Тогда оно принадлежало нахичеванскому виноторговцу Еремею Айвазову, а особняка еще не существовало. В июле 1888 года Айвазов продал свое имение ростовскому мещанину Георгию Трунову, продолжив заниматься своим прибыльным бизнесом.

Около рубежа XIX–XX веков адрес домовладения стал следующим: ул. Темерницкая, 37. В этот период Георгий Васильевич и построил особняк. Необходимыми средствами он располагал, поскольку имел собственную жестяную мастерскую. Находилась она по тому же адресу – вероятнее всего, в двухэтажном строении, расположенном во дворе домовладения.

В феврале 1907 года имение Трунова перешло, согласно завещанию, к его брату, Ивану Васильевичу. Дела его шли не столь успешно: не прошло и трех лет, как он вынужден был заложить домовладение в Ростовском городском общественном банке под ссуду в размере 2,5 тысячи рублей. Видимо, Иван Трунов мог выплачивать только проценты по ссуде (7,5% годовых), поскольку сумма долга на момент продажи имения не уменьшилась.

Имение было продано за пять тысяч рублей в июне 1914 года Евдокии Рудухиной, «жене казака станицы Аксайской Черкасского округа Донской области». Она уплатила одну тысячу рублей задатка Трунову и 250 рублей в счет погашения долга Ростовскому городскому общественному банку. Остальное Рудухина обязалась выплатить после утверждения купчей крепости, каковое состоялось через месяц после оформления сделки.

Евдокия Васильевна с 1896 года работала в управлении Владикавказской железной дороги. Сначала она поступила «в контору Службы Путей и Зданий в 1896 г. в качестве чертежницы Технического Отдела, затем была переведена в Канцелярию переписчицей на машину, в коей должности и прослужила до 1910 года. Уволилась Е.В. Рудухина по собственному желанию». Чем занималась новая хозяйка особняка в момент приобретения особняка – пока неизвестно.

Зато известно, что в 1917 году Рудухина была уполномочена Ростовской-на-Дону городской управой «для обслуживания приюта беженцев г.г. Нахичевани, Темерника, хут. Олимпиадовского и т.д.». С этого времени начинается ее работа в общественных организациях, оказывавших поддержку нуждающимся людям. С октября 1920 года Евдокия Васильевна работала инспектором и заместителем заведующего секцией правовой защиты, уполномоченной по организации приемников и распределителей, а также инструктором по принудительному воспитанию беспризорных детей.

Через год с небольшим, в связи с сокращением штатов, ее уволили. После этого она устроилась в организацию, помогавшую голодающим – «Городскую Комиссию содействия помголу», – где была заместителем председателя президиума. Однако и здесь она проработала недолго, и уже в конце 1922 года стала «Товарищем Председателя Президиума Общества помощи детям г.г. Ростова и Нахичевани-на-Дону».

В двух последних организациях Рудухина работала, по ее словам, «безвозмездно». Эта работа сильно ухудшила ее здоровье: работая в комиссии по оказанию помощи голодающим, она «заразилась и проболела четыре месяца, отчего и произошел сильный упадок сердечной деятельности». По этой причине Евдокии Васильевне пришлось прекратить свою трудовую деятельность.

Беда не приходит одна, и ни одно доброе дело не остается безнаказанным. В первой половине 1920-х годов особняк был муниципализирован. Рудухина вынуждена была покинуть его, перебравшись в здание на Московской, где снимала квартиру. С болью в душе писала она заявления в различные инстанции. Просила вернуть ей здание, указывая и на его небольшую площадь («состоящий из одной квартиры, специально для жизни своей семьи»), и на свое состояние, и на свои заслуги: «Возраст мой уже требует отдыха, да и здоровье подорвано работой с 1920 года на поприще беспризорности и детей при Советской власти». Взывала к сочувствию, которое сама проявляла к другим: «Дом мой это единственная моя будет помощь для жизни. Надеюсь, что моя интенсивная работа с 20 года дает мне право ждать удовлетворения моей просьбы».

Но сотрудники Донского отдела коммунального хозяйства не разделяли мнение Рудухиной. Ведь «полезная жилая площадь» здания составляла 32,25 квадратных сажени – на 7,25 квадратных саженей больше, чем было необходимо для демуниципализации. А войти в положение человека труда, учесть его проблемы со здоровьем представители «власти трудящихся» оказались неспособны. В итоге, ни одно из ходатайств Евдокии Васильевны удовлетворено не было. "

Источник: http://dom.161.ru/text/chronicles/772146.html

Tags: Ленинский район, Ростов-на-Дону, архитектура
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments