ankol1 (ankol1) wrote,
ankol1
ankol1

В поисках скрывшейся пивной на Богатяновской


На улице была ужасная жара. Внезапно захотелось найти пивную , но не для того, чтобы просто выпить, а для того, чтобы утолить желание знать, а где же "собиралася компания блатная"  из легендарной песни на мелодию аргентинского танго Анхеля Виллольдо "El Choclo" ("Колос маиса"),вышедшей на пластинке в 1911 г. Процитирую строки исследования "Песнь о моей Мурке" ростовского "зонального" Фимы Жиганца - он же мой друг Александр Сидоров aleksid , в котором  о происхождении песни «На Дерибасовской открылася пивная» сообщается :
"Несмотря на явный одесский колорит, этот образчик блатного фольклора первоначально никакого отношения к Одессе не имел. Писатель Андрей Синявский (Абрам Терц) в очерке «Отечество. Блатная песня» приводит классическое начало песни: «На Багартьяновской открылася пивная...» Так же начинал ее на ранних концертах и Аркадий Северный. Но никакой Багартьяновской улицы в Одессе нет и не было никогда. Зато она есть в Ростове. Там стоит знаменитая Богатяновская тюрьма. И старые «сидельцы», например Михаил Танич, поэт-песенник и бывший арестант этого СИЗО (арестован в 47-м за антисоветчину - рассказывал о немецком быте), прекрасно знали, о какой именно пивной идет речь. В мемуарах «Играла музыка в саду» Танич пишет: «И вот я все же учусь в школе-новостройке номер 30, в знаменитом Богатяновском переулке. В том самом, где согласно песне «открылася пивная, там были девочки Маруся, Роза, Рая и с ними Костя, Костя-шмаровоз...» И до тюрьмы подать рукой. Тюрьма тоже была знаменитой...»  Да-да, знаменитая пивнушка действительно была видна из окна следственного изолятора - это в своих мемуарах подтверждал и известный «вор в законе» Михаил Демин. Вся трагедия состоит в том, что текст ростовской песни про Богатяновскую пивную не сохранился. Кроме одного куплета, выпавшего из одесской версии: «Держась за ручки, словно жопу своей Раи, Наш Костя ехал по Садовой на трамвае...» Большие Садовые улицы имелись и в Одессе, и в Ростове. И по ним действительно ходили трамваи. Однако в Одессе Садовую переименовали в Столыпинскую в 1911 году. Но песни тогда еще не было! Да и с Дерибасовской в Одессе не все чисто - весной 1920 года ее переименовывают в улицу Лассаля. То есть снова все дороги ведут в Ростов."
Раз так, то и начнем наш поиск с места, где и поныне незыблемым устоем высится изолятор, бывший тюремный замок, возведенный в 1768 году по приказу императрицы Екатерины Второй на Острожной площади ( пересечение проспекта Кировского ( бывш. Богатяновский) и улицы Максима Горького ( бывш. Сенная).


Вполне вероятно, что это мог быть дом, где нынче расположен магазин "Продукты". Из окон этого сохранившегося старорежимного здания действительно можно наблюдать "тюрьму напротив".


Однако же раньше сам Сидоров-Жиганец считал и писал, что пивная находилась в другом месте:  "Богатяновская пивная, о которой идёт речь в песне, действительно существовала в сквере на пересечении нынешней улицы Суворова и Богатяновского переулка. Нынче её уж там нет." ( Взято со стр. 324 сборника "Блатная лирика")
До этого пересечения - ногой рукой подать. Пройдем по Кировскому чуть ниже.
Может где-то тут и была пивная ?


Одно точно: "Нынче её уж там нет."


По крайней мере, старожилы Ростова, которые и сейчас обитают в районе Богатяновки, уверенно заявили мне, что тут никакой пивной не было. При этом не менее уверенно  показали место расположения искомой пивной - пересечние Богатяновского и Станиславского ( бывш. Старопочтовая). Кроме пивной здесь была еще и чебуречная.


В книге Любови Волошиновой "Лабиринт минувшего времени" есть рассказ "Моня-скрипач", в котором повествуется о воспетом Александром Розенбаумом легендарном ростовском скрипаче Соломоне Наумовиче Телесине.  Можно сказать, что мне повезло: довелось слышать Моню "вживую" в ресторане "Балканы".   А на нижеприведенном снимке: Моня и Шуфутинский в другом ныне утраченном ростовском заведении - кафе "Скиф", что было некогда в районе Лендворца.


В книге Волошиновой приводится и история о том, как Моня в послевоенные годы музицировал в пивной на Богатяновской, где собиралися блатные, и как это выручило его в темной подворотне, когда Моню попытались взять  на гоп-стоп. Когда я впервые услышал от Любови Феоктистовны эту историю, прочитанную ею вслух, то сразу же поинтересовался: а где же была эта пивная. Совсем неожиданно знаток ростовской истории и архитектуры повергла меня в шок, ответив: "Не знаю".


Но зато добавила, что это была та же самая пивная, которая воспета в знаменитой песне! И вот тут находим небезынтересную подробность из биографии Мони. Оказывается,  родился и жил Моня в доме на углу Крыловского и Старопочтовой. То бишь - совсем неподалеку от пивной, что было весьма удобно для Мониных выступлений.  Вот и будем считать, что легендарная пивная найдена! Однако же не хочется, чтобы это здание постигла печальная участь утраченных.


Раз уже  оказался на Богатяновке, то грех не пройтись вниз к Дону и не посмотреть, что там творится сейчас. А творится вот что. На Богатяновском спуске у самого Дона существовал пивной бар, который так и назывался "Богатяновский". Это заведение, понятно, не имело никакого отношения ни к героям песни, ни к Моне, хотя, я думаю, памятно многим. Нынче уж нет его. Хорошо,что хоть на фото осталось.


И вот что здесь теперь.


Памятником исчезнувшим легендарным ростовским пивным может служить вот этот установленный неподалеку скульптурный рак.


Он простирает указующую клешню по направлению к возводимому для Мундиаля 2018 года стадиону на другом берегу реки Дон.


А ведь когда-то с Богатяновского начинался Ростов.  Не так много городов, в которых точно известны места, с которых они начинались. А в Ростове есть такое место, но скоро и его не будет. Вот здесь и был  легендарный Богатый родник, который и дал название Богатяновскому проспекту. Вроде бы сам Петр Первый здесь пил воду и заметил: "Богатый колодезь!" До недавнего времени здесь сохранялся интереснейший комплекс сооружений первого ростовского водопровода.

Но и здесь развернулось уничтожительное строительство жилого комплекса. Только не советую я приобретать здесь жилье, чтобы в нем жить. Богатый колодезь и сейчас дает о себе знать, заполняя водой будущие фундаменты.


Выше стройки еще стоит позабыт и позаброшен мемориал, посвященный "Богатому колодезю". Кто не помнит своего прошлого - лишен будущего...


Раз уж тут пошла такая тема, то пройдусь немного по набережной к другому источнику - так назывемым "Парамонам". Этот складской комплекс разрушен и продолжает разрушаться.  Нет тут теперь излюбленной ростовчанами купальни, которая выручала в жару.  Воду родника теперь заключили в какую-то серую трубу.


Зато появились "охранные" таблички.


Руины складов напоминают послевоенный Кенигсберг.








Вполне себе свободно валяются клейменые кирпичики.


К сожалению,  создается впечатление, что Ростов прочно находится в клешнях,  если не налетчиков-блатных, то каких-то шмаровозов, которым следовало бы, на самом деле, если не побираться в Нальчике, то хотя бы сидеть в изоляторе на Богатяновском.

Sorry!
Tags: Волошинова Любовь, Одесса, Петр Первый, Розенбаум Александр, Ростов-на-Дону, Сидоров Александр, архитектура, заведение, история, кирпич, музыка, памятник, родники, скрипач
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments