ankol1 (ankol1) wrote,
ankol1
ankol1

Лето, Август, Ильдефонс, Таганрог

Вот и пришел Император года - Август...



Об августе

Невыразимо грустный
неподалеку где-то
аккордеон захолустный
уже отпевает лето,

тоскует в деревьях мокрых —
и весь до последней крохи
вмещается дачный округ
в аккордеонные вздохи:

дятлы, мостки, скворешни
и ясень, поникший криво,
и тот человек нездешний,
что пил на перроне пиво,

и над беседкой тени,
след кочевой станицы...
словно отшелестели
чеховские страницы.

В этом стихотворении нетаганрогский, неростовский и даже нечалтырский поэт с звучным непривычным именем Ильдефонс-Константы Галчинский удивительно чутко передал сущую атмосферу Донской области. Кочевая станица - это, например, хутор Синявский - ныне село Синявское Неклиновского района Ростовской области.



Чеховские страницы, ясное дело, близкий к Неклиновскому району город Таганрог.



А пьющий пиво на перроне - это вообще "наше всё"!  Ведь Андрей Макаревич из "Машины времени" только тем и знаменит: "Один говорил наша жизнь это поезд, Другой
говорил - перрон", " И оба сошли где-то под Таганрогом Среди бескрайних полей"...



Впрочем, дальняя теперь Варшава, в которой родился в 1905 поэт Галчинский тоже  ведь была "наша земля". И Галчинского вполне можно  причислять к лику русских поэтов. А в придуманных им городах и странах Темнограде и Фарландии  отчетливо различаются как польские, так и русские родные черты.

Наш нездешний, но местечковный поэт Давид Самойлов - советский биограф Галчинского знал что писал:

Ильдефонс-Константы Галчинский дирижирует соловьями:
Пиано, пианиссимо, форте, аллегро, престо!
Время действия — ночь. Она же и место.
Сосны вплывают в небо романтическими кораблями.
Ильдефонс играет на скрипке, потом на гитаре,
И вновь на скрипке играет Ильдефонс-Константы Галчинский.
Ночь соловьиную трель прокатывает в гортани.
В честь прекрасной Натальи соловьи поют по-грузински.
Начинается бог знает что: хиромантия, волхвованье!
Зачарованы люди, кони, звезды. Даже редактор,
Хлюпая носом, платок нашаривает в кармане,
Потому что еще никогда не встречался с подобным фактом.
Константы их утешает: «Ну что распустили нюни!
Ничего не случилось. И вообще ничего не случится!
Просто бушуют в кустах соловьи в начале июня.
Послушайте, как поют! Послушайте: ах, как чисто!»
Ильдефонс забирает гитару, обнимает Наталью,
И уходит сквозь сиреневый куст, и про себя судачит:
«Это все соловьи. Вишь, какие канальи!
Плачут, черт побери. Хотят — не хотят, а плачут!..»



PS Добавлю и от себя:

Ах, Августейший Август!
Константа костит Ильдефонса.
Авва Отче - с уст грустно сорвалось
С польско-русским прононсом...

Tags: Андрей Макаревич, Антон Чехов, Давид Самойлов, Ильдефонс-Константы Галчинский, Неклиновский район, Польша, Ростовская область, Синявское, Таганрог, железная дорога, лето, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments