ankol1 (ankol1) wrote,
ankol1
ankol1

В поисках скрывшейся пивной на Богатяновской


На улице была ужасная жара. Внезапно захотелось найти пивную , но не для того, чтобы просто выпить, а для того, чтобы утолить желание знать, а где же "собиралася компания блатная"  из легендарной песни на мелодию аргентинского танго Анхеля Виллольдо "El Choclo" ("Колос маиса"),вышедшей на пластинке в 1911 г. Процитирую строки исследования "Песнь о моей Мурке" ростовского "зонального" Фимы Жиганца - он же мой друг Александр Сидоров aleksid , в котором  о происхождении песни «На Дерибасовской открылася пивная» сообщается :
"Несмотря на явный одесский колорит, этот образчик блатного фольклора первоначально никакого отношения к Одессе не имел. Писатель Андрей Синявский (Абрам Терц) в очерке «Отечество. Блатная песня» приводит классическое начало песни: «На Багартьяновской открылася пивная...» Так же начинал ее на ранних концертах и Аркадий Северный. Но никакой Багартьяновской улицы в Одессе нет и не было никогда. Зато она есть в Ростове. Там стоит знаменитая Богатяновская тюрьма. И старые «сидельцы», например Михаил Танич, поэт-песенник и бывший арестант этого СИЗО (арестован в 47-м за антисоветчину - рассказывал о немецком быте), прекрасно знали, о какой именно пивной идет речь. В мемуарах «Играла музыка в саду» Танич пишет: «И вот я все же учусь в школе-новостройке номер 30, в знаменитом Богатяновском переулке. В том самом, где согласно песне «открылася пивная, там были девочки Маруся, Роза, Рая и с ними Костя, Костя-шмаровоз...» И до тюрьмы подать рукой. Тюрьма тоже была знаменитой...»  Да-да, знаменитая пивнушка действительно была видна из окна следственного изолятора - это в своих мемуарах подтверждал и известный «вор в законе» Михаил Демин. Вся трагедия состоит в том, что текст ростовской песни про Богатяновскую пивную не сохранился. Кроме одного куплета, выпавшего из одесской версии: «Держась за ручки, словно жопу своей Раи, Наш Костя ехал по Садовой на трамвае...» Большие Садовые улицы имелись и в Одессе, и в Ростове. И по ним действительно ходили трамваи. Однако в Одессе Садовую переименовали в Столыпинскую в 1911 году. Но песни тогда еще не было! Да и с Дерибасовской в Одессе не все чисто - весной 1920 года ее переименовывают в улицу Лассаля. То есть снова все дороги ведут в Ростов."
Раз так, то и начнем наш поиск с места, где и поныне незыблемым устоем высится изолятор, бывший тюремный замок, возведенный в 1768 году по приказу императрицы Екатерины Второй на Острожной площади ( пересечение проспекта Кировского ( бывш. Богатяновский) и улицы Максима Горького ( бывш. Сенная).


Вполне вероятно, что это мог быть дом, где нынче расположен магазин "Продукты". Из окон этого сохранившегося старорежимного здания действительно можно наблюдать "тюрьму напротив".


Однако же раньше сам Сидоров-Жиганец считал и писал, что пивная находилась в другом месте:  "Богатяновская пивная, о которой идёт речь в песне, действительно существовала в сквере на пересечении нынешней улицы Суворова и Богатяновского переулка. Нынче её уж там нет." ( Взято со стр. 324 сборника "Блатная лирика")
До этого пересечения - ногой рукой подать. Пройдем по Кировскому чуть ниже.
Может где-то тут и была пивная ?


Одно точно: "Нынче её уж там нет."


По крайней мере, старожилы Ростова, которые и сейчас обитают в районе Богатяновки, уверенно заявили мне, что тут никакой пивной не было. При этом не менее уверенно  показали место расположения искомой пивной - пересечние Богатяновского и Станиславского ( бывш. Старопочтовая). Кроме пивной здесь была еще и чебуречная.


В книге Любови Волошиновой "Лабиринт минувшего времени" есть рассказ "Моня-скрипач", в котором повествуется о воспетом Александром Розенбаумом легендарном ростовском скрипаче Соломоне Наумовиче Телесине.  Можно сказать, что мне повезло: довелось слышать Моню "вживую" в ресторане "Балканы".   А на нижеприведенном снимке: Моня и Шуфутинский в другом ныне утраченном ростовском заведении - кафе "Скиф", что было некогда в районе Лендворца.


В книге Волошиновой приводится и история о том, как Моня в послевоенные годы музицировал в пивной на Богатяновской, где собиралися блатные, и как это выручило его в темной подворотне, когда Моню попытались взять  на гоп-стоп. Когда я впервые услышал от Любови Феоктистовны эту историю, прочитанную ею вслух, то сразу же поинтересовался: а где же была эта пивная. Совсем неожиданно знаток ростовской истории и архитектуры повергла меня в шок, ответив: "Не знаю".


Но зато добавила, что это была та же самая пивная, которая воспета в знаменитой песне! И вот тут находим небезынтересную подробность из биографии Мони. Оказывается,  родился и жил Моня в доме на углу Крыловского и Старопочтовой. То бишь - совсем неподалеку от пивной, что было весьма удобно для Мониных выступлений.  Вот и будем считать, что легендарная пивная найдена! Однако же не хочется, чтобы это здание постигла печальная участь утраченных.


Раз уже  оказался на Богатяновке, то грех не пройтись вниз к Дону и не посмотреть, что там творится сейчас. А творится вот что. На Богатяновском спуске у самого Дона существовал пивной бар, который так и назывался "Богатяновский". Это заведение, понятно, не имело никакого отношения ни к героям песни, ни к Моне, хотя, я думаю, памятно многим. Нынче уж нет его. Хорошо,что хоть на фото осталось.


И вот что здесь теперь.


Памятником исчезнувшим легендарным ростовским пивным может служить вот этот установленный неподалеку скульптурный рак.


Он простирает указующую клешню по направлению к возводимому для Мундиаля 2018 года стадиону на другом берегу реки Дон.


А ведь когда-то с Богатяновского начинался Ростов.  Не так много городов, в которых точно известны места, с которых они начинались. А в Ростове есть такое место, но скоро и его не будет. Вот здесь и был  легендарный Богатый родник, который и дал название Богатяновскому проспекту. Вроде бы сам Петр Первый здесь пил воду и заметил: "Богатый колодезь!" До недавнего времени здесь сохранялся интереснейший комплекс сооружений первого ростовского водопровода.

Но и здесь развернулось уничтожительное строительство жилого комплекса. Только не советую я приобретать здесь жилье, чтобы в нем жить. Богатый колодезь и сейчас дает о себе знать, заполняя водой будущие фундаменты.


Выше стройки еще стоит позабыт и позаброшен мемориал, посвященный "Богатому колодезю". Кто не помнит своего прошлого - лишен будущего...


Раз уж тут пошла такая тема, то пройдусь немного по набережной к другому источнику - так назывемым "Парамонам". Этот складской комплекс разрушен и продолжает разрушаться.  Нет тут теперь излюбленной ростовчанами купальни, которая выручала в жару.  Воду родника теперь заключили в какую-то серую трубу.


Зато появились "охранные" таблички.


Руины складов напоминают послевоенный Кенигсберг.








Вполне себе свободно валяются клейменые кирпичики.


К сожалению,  создается впечатление, что Ростов прочно находится в клешнях,  если не налетчиков-блатных, то каких-то шмаровозов, которым следовало бы, на самом деле, если не побираться в Нальчике, то хотя бы сидеть в изоляторе на Богатяновском.

Sorry!
Tags: Волошинова Любовь, Одесса, Петр Первый, Розенбаум Александр, Ростов-на-Дону, Сидоров Александр, архитектура, заведение, история, кирпич, музыка, памятник, родники, скрипач
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments