Камышевые бунты

«Я тебя приглашаю не в рай в шалаше,
Я тебе предлагаю команду и плот.
Камышовые бунты в наивной душе
Догорают золой наших прав и свобод.»

В Месопотамии ( Междуречьи) Калитвы и Ольховой — речке Ольховой должна быть отведена роль Евфрата. 

На ее камышевых берегах, соединяемых не одним мостом, подобно древнему Вавилону, вольно раскинулась слобода Позднеевка.

Как говорят документы, генерал-майор Григорий Михайлович Поздеев, желая вложить и приумножить  имевшиеся у него деньги, в конце 18 века основал в среднем течении речки  Ольховой два поселения – в начале слободу Нижне-Ольховую (теперь  Позднеевка), а затем чуть выше по той же речке слободу Верхне-Ольховую  (теперь Кашары). Один из документов, хранящихся в Государственном архиве  Ростовской области, называется так: «О владении землёю владельцев из  довольствия сл. Н - Ольховой с поселком Лысогорским». Документ  фиксирует, что в 1799 году при этих двух слободах состояло 43 ревизских  души крестьян, принадлежащих Поздееву.  

В 1820 году по смерти есаула Поздеева новой владелицей слободы Нижне-Ольховой (Позднеевки) и  Верхне-Ольховой (Кашар) становится его двоюродная сестра Елизавета  Дмитриевна Сулина, урожденная Поздеева, и слобода становится вотчиной Сулиных.

До сих пор в Позднеевке еще стоит панский дом, бывший гнездом для дворян Области Войска Донского из рода Поздеевых и Сулиных. К сожалению, строение  усадьбы, которое  до последнего времени служило Нижне-Ольховской средней школой, находится в плачевном состоянии. У него частично обрушилась крыша.

Экстерьер усадьбы сейчас почти полностью сокрыт ветвями и листвой дриад, так что запечатлеть его нам нормально не удалось. Заимствую фото, которое приводится в журнале   natalya_orlenko

Классицизм, однако! О дворянском гнезде на реке Ольховой обстоятельно написано    [здесь]http://meotyda.ru/node/1269

Не могу не привести цитату: «Наконец настал роковой день, и свершилось событие, как  громом поразившее Анну Степановну: вышел манифест о крестьянской  свободе. Но крестьяне тоже не менее были поражены, встревожились и не  хотели признавать над собою никакого закона. Им объявлено было, что они  обязаны еще два года работать помещице, и они заупрямились, говоря:  «Царь освободил нас, а это тутошнее начальство выдумало в угоду нашей  барыне». Дело пошло так, что с крестьянами нельзя было сговорится без  экзекуции, а для этой последней потребовалась огромная толпа всякого  начальства и целый полк казаков. Экзекуция была по всем правилам: со  взятием всей слободы под караул. Со сгоном и старого и малого на площадь  и с казачьими нагайками. Потом полк казаков был расквартирован в  слободе на несколько месяцев. Кто из крестьян был «первый виноватец» по  указанию приказчиков владелицы и её самой, к тому ставилось 15 казаков  (награда эта давалась, кроме полученных уже домохозяином двухсот,  трехсот нагаек), кто бунтовал менее – 10 казаков. Кто еще менее – 5.
Расквартированные,  таким образом, казаки вели себя совершенно так же, как в неприятельской  стране, покоренной силой оружия. Казаки являлись хозяевами всего  крестьянского имущества, настоящие же хозяева были у них как бы  военнопленные. Станичники порядочно похозяйствовали тут, ибо запрета им  не могло быть ни в чем. Они резали скот, баранов, кур, сколько хотели,  зерновой хлеб травили лошадьми без разбора и проч. и проч. Многие из  крестьян угнаны были в ссылку.»

Народный крестьянский бунт был традиционно бессмысленным. А беспощадными усмирителями его выступили казаки.  Но, как известно, история повторяется... 

В центре слободы высится прекрасный храм Михаила-Архангела. Строили его на средства прихожан, а когда его возведение было закончено в 1867 году, рядом в Чигиринке забил целебный родник, который сохранился до наших дней.

Рядом с храмом — крест.

Это — памятник бунту, который вспыхнул в Нижне-Ольховской Позднеевке уже после установления здесь советской власти в сентябре 1920 года. Продразверстщики-продотрядовцы, которые отнимали у крестьян последнее, довели население слободы до отчаяния. И тут вновь появились казаки, только теперь они стали во главе бунтующих крестьян! Жестокий бой между повстанцами и красноармейско-чекистским воинством произошел на церковной площади-майдане. На колокольне храма казаками был установлен пулемет. А в разгар боя, по словам очевидцев, над куполами храма было явление Святого Архистратига Михаила. Этот момент и запечатлен на показанной в заглавии картине загадочной художницы Алисы Ковалевой. 

Итоги боя тоже не совсем ясны. «Наши красные» утверждали, что победили «наши красные», а «наши белые» утверждали, что победили «наши белые». Однако жертв было множество и с той и с другой стороны. Говорят что стены храма стали красными от крови.

В гражданских войнах победителей не бывает. Бывают только потери.

Лишний раз убеждаешься в правде парадокса: история учит людей тому, что люди ничему не учатся из истории. Но жизнь продолжается, что подтверждается надписью на стене бывшего «панского» дома.  

По странному стечению обстоятельств именно в этот день мы и посетили Позднеевку... И по странному стечению обстоятельств мне на следующий день довелось прочесть строки загадочного поэта Катя-Строфа:

Мы стоим у воды — возле сомкнутых врат.
Мой товарищ и брат, поднимается дым —
Плот восходит ладьёй на небесный Евфрат.
Камышовый наш бунт поджигает закат,
И вращается маленький шарик под ним.


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.