Category:

Военная тайна Красного Города Сада

Не трудитесь искать в Ростове-на-Дону дом под номером 7 на улице 1-ая Баррикадная.   Дом номер 3 есть. Есть и дом 9, а домов с номерами 5 и 7,странным образом, нет! Прямо, загадка какая-то. А между тем, здесь действительно присутствует тайна, вернее секретный след. В 1942 году дома с такими номерами по улице 1-ая Баррикадная были в Красном Городе Саде. Так называлась тогда эта часть нынешнего Железнодорожного района, и никаких высоток там не было. Были  сады и небольшие одноэтажные (индивидуальные) домики.  

В таком же домике в Красном Городе Саде жила 18-летняя комсомолка Вера Пивоварчук. В конце июля 1942 года весь Ростов-на-Дону был оккупирован немцами.  

Вскоре в доме Веры появились странные постояльцы. Солдаты и офицеры, одетые в красноармейскую форму, послушно выполняли приказы немецких  командиров.  Но на пленных они не походили, поскольку отсутствовала охрана. Хозяева были выселены в сарай, а в комнаты завезли парты, столы, стулья. Время от времени красноармейцев по двое и трое куда-то уводили.  

Назад они не возвращались. "Наверное, их расстреливают", - высказывала свои  догадки Вера подруге Ане, жалея солдатиков. Тогда она не могла и предположить, что в ее доме, доме соседей, а также в доме  14 сестры ее подруги Ани - Нины Зотовой, и в  доме 42  по этой же улице  разместилось секретное учреждение  17-й армии Вермахта – Абвергруппа 102 с радиопозывным «Пантера».

В доме 7 был штаб, в доме 14 – канцелярия и разведовательно-диверсионная школа( курсы). Также к Абвергруппе относился и дом 42. Все они были на одной улице – 1-ой Баррикадной. Там, где был дом 7 сейчас двор многоэтажек с номерами 3 и 9 и гаражи. 

Дому 14 по 1-ой Баррикадной повезло: он до сих пор стоит на месте, и что удивительно, в нем опять размещается школа! 

Как проходили занятия в школе Абвера можно представить по воспроизводимому на заглавной картинке полотну  художника С.Н. Трошина «Зафронтовой разведчик Козлов Александр Иванович в разведшколе Абвера  Сатурн». 

Там, где был дом 42 – теперь детский сад. 

Те кто работал в Абвергруппе 102, в том числе и на Баррикадной, известны поименно. Возглавлял группу подполковник Пауль Фон Гопф-Гоер , начальник органа до декабря 1942 года, позже руководил Абверкомандой 102. А вот и другие из списка группы:

Карл Гесс- капитан, с января 1943 года начальник органа.

Штандтке - лейтенант, офицер особых поручений, с января по май 1943 года являлся начальником органа.

Мартин Рудель - капитан, с мая 1943 года до мая 1945 года начальник органа.

Бруно Штайн, он же Борис Васильевич, кличка «Каменев» - обер-лейтенант, с весны 1942 года до мая 1944 года зам. начальника органа.

Краузе - обер-лейтенант, зам. начальника органа. В конце 1942 года или начале 1943 года был откомандирован.

Райхдихт - лейтенант, зам. начальника органа до января 1945 года.

Крюгер, он же Лысый Роман Ильич, кличка «Романов» - лейтенант, вербовал, готовил и забрасывал агентуру в тыл Советской Армии до мая 1943 года.

Шевченко Валерий, кличка «Гартман» - занимался подготовкой и переброской агентуры. В июле 1942 года якобы был расстрелян немцами.

Дидык Дмитрий Васильевич, кличка «Дорошенко» - с июня 1942 по май 1943 года являлся вербовщиком, после чего был переведен в гор. Осипенко. Ранее работал начальником полиции при лагере военнопленных в Славянске.

Сергиенко Иван Степанович, он же Григорец Иван Сергеевич, кличка «Сергеев Иван» - вербовал и готовил агентуру. Бывший военнослужащий Красной Армии.

Самутин Петр Зотович, клички «Бойко», «Петровский» - занимался вербовкой и подготовкой агентуры. Позже был назначен начальником штаба дивизии «СС Галиция».

Старовойт Николай Михайлович, клички «Шульц», «Владимиров», «Дядя Коля» -обер-лейтенант, занимался изготовлением фиктивных документов, подготавливал и перебрасывал агентуру.

Турзель Алексей Германович или Герасимович - ефрейтор, переводчик, возглавлял мельдекопф в гор. Городище.

Кугла Альфонс, он же Альфикс, кличка «Дуб» - ефрейтор, в декабре 1942 года являлся переводчиком, допрашивал военнопленных и агентов, возвратившихся с задания.

Падалка Михаил, он же Лаврентий Федорович, клички «Дядя Вася», «Прищепа», «Рубан» - завхоз.

Кузалов Александр Аксентьевич, кличка «Мудрый» - снабжал агентуру фиктивными документами.

Бокк Николай - фельдфебель, с августа 1942 года занимался вербовкой и переброской агентуры.

Стаховский, он же Стахов Николай Васильевич, клички «Золотов», «Золотарев», «Золотунов» - лейтенант, преподавал методы сбора разведывательных данных. В 1943 году руководил мельдекопфом в гор. Смела.

Карл Бонг - унтер-офицер, вербовал и перебрасывал агентуру в тыл Красной Армии. В группе работал с ноября 1943 года по январь 1945 года.

Шварцвальд - обер-лейтенант, возглавлял переправочный пункт в гор. Яссы.

Кенак Рейхер - лейтенант, работал с агентурой. В октябре 1944 года из группы выбыл.

Штробель Артур - рядовой, заведующий гаражом. Бывший военнослужащий Красной Армии.

Рудольф Кун - радист.

Курт Шойрих - ефрейтор, кладовщик.

Веньк - ефрейтор, денщик начальника группы Гопф-Гоера, затем работал в канцелярии.

Гай - фельдфебель, занимался переброской агентуры и внедрением ее в партизанские отряды, действовавшие в районе гор. Смела.

Аппельт - фельдфебель, писарь и казначей. В марте 1943 года был откомандирован в распоряжение штаба «Валли».

Козловский Николай Сергеевич, кличка «Полесский» - в группе с 1943 года, занимался изготовлением фиктивных документов и подготовкой агентуры.

Панкевич, он же Лызогуб Олег Иванович, кличка «Калина» — занимался изготовлением штампов и печатей.

Зверев Алексей, клички «Алекс», «Павлуша» - шофер.

Жорж  Линк обер-ефрейтор, кладовщик.

Венцик - зондерфюрер, был разжалован в солдаты и работал на складе.

Однако в этом списке отсутствует сведения о старшем инспекторе группы Петре Петренко, ответственном за участок по изготовлению документов прикрытия для агентуры Абвергруппы, засылаемой за линию фронта. Он был  вершителем судеб многих диверсантов и террористов. 

А, между тем, это был агент советской контрразедки , которого по праву называют «Ростовский Штрилиц». Настоящая  фамилия Петра - Прядко. Оперативиный псевдоним  - Гальченко. 

Гальченко-Предко собирал сведения об агентах Абвера, и передавал их в Центр. В Ростове Прядко оказался без связи со своей резидентурой и работал, что называется, вслепую. Так и не дождавшись связника, он решил действовать на свой страх и риск, и, как мог,старался затруднить деятельность разведывательно-диверсионных групп, посылаемых в тыл Красной армии. Он вносил в документы прикрытия агентов такие искажения, которые позволили бы советским контрразведчикам облегчить их поиск. Петр пытался установить контакты с ростовчанами. Он сразу обратил  внимание на Веру, пытался сблизиться с ней, даже отвел от нее и ее подруги беду, когда они признались «пленным красноармейцам»- курсантам-абверовцам в своих комсомольских убеждениях. Но реакция Веры была одна: -Не приближайся ко мне, предатель! Петру оставалось только тихо улыбаться… И здесь, в Ростове на Баррикадной,  Прядко, как никогда, оказался близок к провалу. На неточности в документах обратил внимание бывший петлюровец –заведующий канцелярией Петр Самутин. Реакция Гопф-Гоейра последовала незамедлительно. Разведчика арестовали, поместили под замок, и началось расследование. Правда, арестовывая Петра, абверовцы дали промах: не обыскали его. А, между тем, сведения на агентов были при Петре! И он решил пойти на риск, тем более что группа подлежала передислоцированию в Краснодар.

Улучив момент, когда Вера подметала двор, в котором никого не было,  Петр окликнул ее из окна импровизированной камеры:

-Вера, подойди! Здесь у меня записка, возьми. Если я завтра отсюда не выйду, то дождись, когда наши освободят город. А потом иди в особый отдел и всё там расскажи... 

Вера приняла документы и спрятала их в погребе. 

От расстрела Петра спасло то, что в одном из образцов, с которого он копировал документы, действительно, имелась ошибка. Прошлые заслуги и та интенсивность, с которой работал гитлеровский конвейер шпионов, когда «тайной канцелярии» приходилось пачками штамповать липовые документы для липовых красноармейцев, послужили для него оправданием. Петра выпустили из-под ареста, пришлось «затаиться», но зато он окончательно установил доверительные отношения с Верой, и 10 августа 1942 года, собираясь уезжать в Краснодар,  он зашел к Вере проститься.

- Будешь ждать? – спросил ее. 

И попросил передать нашим еще такую  записку: «…Будучи в Ростове-на-Дону я установил связь с комсомолкой Верой Пивоварчук (проживает г. Ростов, Красный Город Сад, ул. Баррикадная № 5/7), надежным и верным товарищем…»

В переданных Верой в НКВД через 6 месяцев бумагах Петра были, например, такие сведения:

«В Ростове-на-Дону было заброшено до 12 агентов, из которых возвратились лишь половина. В этот раз им были выданы очень плохие документы…

В Ростове-на-Дону начальством группы 102 оставлен агент для внутренней работы. Шофер Зверев Алексей, «Алекс», «Павел» — работает в группе с декабря 1941 г.

До войны находился в кадрах РККА в звании воентехника 2-го ранга. В плен перешел в первые месяцы войны.

В группе больше всего ездит на машине, которая развозит агентов для переброски через фронт и при доставке их обратно из передовых частей в группу.

В группе пользуется большим доверием и, как правило, машина посылается в ответственные задания.

В отношении советской власти настроен плохо, всецело в разговорах и на деле симпатизирует немцам.

Его семья — жена — проживает в г. Симферополе (Крымская АССР). В марте ездил к жене, поддерживает с ней переписку.

Приметы: возраст до 30–32 лет, среднего роста, голова лысая, в переднюю челюсть вставлены два белых металлических зуба, лицо смуглое, глаза черные…

В Ростове в этот же период находился радист по имени Игорь, которого вскоре некий капитан, представитель группы 101, забрал для переброски самолетом (прыжок с парашютом) где-то район Сталинграда…»

Петр Прядко совершил еще немало рискованных подвигов, дошел до Берлина, правда, интендантом. И в 1946 году после войны вернулся в Ростов к Вере! С тех пор супруги Прядко шли по жизни вместе, и последние годы провели в Ростове в скромной двухкомнатной квартирке. Петр Иванович ушел из жизни в 2002 году. Позже не стало и Веры Павловны.  Поговаривают, что улица Баррикадная была избрана для расположения абверовской группы неспроста. Якобы, там были входы в протяженные подземелья, через которые можно было выйти и к Дону, и к Темернику. Их и использовали немцы, чтобы скрытно перемещать своих агентов. Помните, как Вера удивлялась, куда исчезают красноармейцы?   Теперь про тайны улицы Баррикадной и спросить не у кого… 

Нельзя сказать, что подвиги Прядко позабыты. Про них писали в газетах  «Труд», «Аргументы и факты», «Наше время» и других периодических изданиях. Очерк Бориса Агуренко о Петре Прядко помещен в сборнике «Чекисты Дона».  Посвящена Прядко и отдельная серия фильма «Зафронтовые разведчики»:  

Небольшое дополнение: https://ankol1.livejournal.com/216236.html

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.