ankol1

Category:

Авиация, космос и рок-н-ролл

12 апреля в космосе первым оказался советский человек Юрий Гагарин.   Поэтому в  СССР этот день был объявлен праздником — Днем космонавтики.  Нынче в этот же день во всем мире отмечается праздник не только космонавтики, но и авиации. Суровым человеком , который сидит в детском самолетике МиГ 15 на карусели одной из баз отдыха левого берега Дона в Ростове-на-Дону, оказался гражданин США Ричард Шупбах, проходивший стажировку в Ростовском университете в 1969-1970 г.г. О тех веселых и суровых старых добрых временах он написал веселую книгу Ростов - Daddy. Эту книгу мне дал почитать его друг Виталий Григорьевич Хачкинаев, с которым мы регулярно отмечали 12 апреля и далее еще одно событие: День рождения рок-н-ролла. 

Именно 12 апреля 1954 года  американский музыкант Билл Хэйли ( Bill Halley) со своей  группой, носящей космическое имя Кометы ( а  Хэйли и  Галлей по-английски пишутся одинаково) не случайно записал знаменитую композицию Rock Around The Clock, считающуюся первой рок-н-ролловой пластинкой. Правда,  Всемирный день рок-н-ролла назначили на следующий день — 13 апреля. Это, видимо, сделано для того, чтобы продлить удовольствие. В книге Шупбаха рок-н-роллу в Ростове-на-Дону посвящена отдельная глава, которая так и называется «Рок-н-ролл». И хотя вся книга — это рок-н-ролл, секс, пиво, комсомол, весна, осень и все то, что составляло космос обитателей Ростова-на-Дону и Советского Союза на рубеже 1960 -1970-х годов, я предлагаю Вам сегодня именно «Рок-н-ролл», потому что праздник!

РОК-Н-РОЛЛ

Правда ли, что он сыграл гимн США зубами? 

Is it true that he played the National Anthem with his teeth?!

Некоторые  из тех продвинутых и интересных людей, с кем мне довелось  повстречаться, были без ума от западной рок-музыки. Сначала на всех  вечеринках, куда меня приглашали, я ощущал себя героем именно из-за моих  рассказов о том, что можно вот так запросто включить радио и услышать Джими Хендрикса ! Правда, в то время в США эту музыку называли «андеграундом», потому что своей популярностью она только начинала покорять «истеблишмент»,  потреблявший  «Топ-20» с Пэтом Буном. Но в СССР это была «подпольная» музыка по-настоящему: ее невозможно было никогда услышать ( во всяком случае --по радио), а власти ее всегда только ругали ( понапрасну). 

Для  большинства этих молодых людей на вершине Олимпа рок-музыки находился  Джими Хендрикс, или, о, боже!, эйсид -рок! Я попытался мягко дать  понять, что несмотря на свою блестящую технику игры, Джими Хэндрикс  далеко не в первых рядах череды таких признанных музыкантов  ритм-н-блюза, как, например, Рэй Чарльз и Би Би Кинг, Арета Франклин и  Леон Рассел. Или даже - Эрик Клэптон с его композициями раннего,  «непричесанного» периода. Ведь ими сделани вклад в развитие рок-музыки  на порядок существеннее, чем Джими Хендриксом, который хоть и был  потрясающим гитаристом и артистом, но не очень значимым по нашим  американским меркам. И после этого меня перестали приглашать. 

Такая  черта характерна для всей российской истории. Русские в своем желании  позаимствовать у Запада почти всегда тяготеют к внешнепомпезной,  «барочной» стороне тамошних аспектов бытия. Но зато потом, когда они  осознают, что сняли пенку, а отнюдь не сливки, реагируют гневно, часто  обвиняя в своих бедах Запад. Что ж, они правы, ведь мы породили Джими  Хендрикса, «Железную Бабочку» и коммунизм.… ( Интересно, как долго они  смогут противостоять «назначенному нападающему»?). Неужели они не хотят  вобрать нечто более рациональное? Отвечу: - Нет! Эта традиция восходит к  XVI веку, к Ивану “Грозному” и еще переживет нас всех. 

Другая часть молодежи увлекалась музыкой соул, а также музыкой "Битлз" (BeatIy) и "Роллинг Стоунз" (Rolingy). Одной из первоочередных моих задач было засесть за перевод песни “Битлз” “Назад в СССР”. В газете “Известия”  опубликовали “перевод” этой песни, из которого становилось понятным,  что битлы ОЧЕНЬ счастливы оказаться “снова в СССР”, что “московские  девушки так красивы”, что “Запад-это то, что они рады оставить позади...  " " Ведь это не правда, - с надеждой вопрошали меня, - чтобы песня была  именно об этом?” И я отвечал, что, на самом деле, песня — пародия на  «Бич Бойз», у которых внешне заимствованы только тональность, ритм и  лирические образы. Но все заканчивается строкой "...и Джо-Джо всегда у  меня на уме-ме-ме» ”, что является прозрачным намеком на присутствие  Дядюшки Джо - Иосифа Сталина. И пулеметное стаккато “-и-и-и-инд". От  этих соображений и от того, что "Битлз" не занимались просоветской  пропагандой, у них на душе становилось легче и радостнее. 

У  моего друга Вити была пластинка - альбом Уилсона Пикетта, который он  все время слушал. Мне же нравилось слушать только две самые лучшие  композиции Пикетта : “Midnight Hour” и “Mustang Sally”. Однако осознание  факта обладания АЛЬБОМОМ УИЛСОНА ПИКЕТТА было настолько важным и  потрясающим, что соображение о том, что две песни могут быть лучше  других на этом альбоме, абсолютно не имело никакого значения. Ведь это  же — НАСТОЯЩИЙ АЛЬБОМ УИЛСОНА ПИКЕТТА, а не копия. В нем все подлинно: и  происхождение, и обложка, и вкладыши… Поэтому, будь добр, постарайся  тактично держать язык за зубами со своим мнением о различном качестве  мелодий с пластинки!

У  Вити была настоящая “русская” любовь к рок-н-роллу. Несмотря на  трудности с добыванием музыкального материала, его пристрастие имело “исторические корни.”  Он поклонялся божеству Билла Хейли и Комет не столько потому, что “Rock  Around the Clock” - великая композиция (она была “очень хороша”, по его  мнению), сколько потому, что она лежала в самом  историко-хронологическом ОСНОВАНИИ рок-н-ролла. Они были в самом начале  этого всего, опередив даже Элвиса Пресли, и тем самым заслуживали молитв  и любви. 

У  Вити был друг Николай (сокращенно - Коля), который безумно фанател от  Элвиса Пресли. Все, что хоть как-то связано с “Королем”, требуется  почитать и охранять. Коля дошел до того, что назвал своего  новорожденного сына Элвисом ( Elvis Nickolaevich)!  Даже трудно представить, что пришлось пережить его ребенку! Во-первых,  русские предпочитают давать детям имена из небольшого числа привычных :  может быть, дюжины, от силы — 20. (Пушкин сетует на отсутствие  разнообразия имен в "Евгении Онегине".) Во-вторых, быть названным в  честь “Короля рок-н-ролла” в 1970-е годы в советской провинции — это  просто уму непостижимо! Остается надеяться, что ребенок вырос достаточно  крепким, чтобы суметь постоять за себя на школьном дворе. Ему, бедняге,  предстояло пережить еще 20 лет коммунизма с таким именем. Теперь, 40  лет спустя, и после “Падения железного занавеса”, такое имя могло бы  стать и неплохим для начала, но это не могло пройти просто так для него в  1970-х и первой половине 1980-х годов. (Если предположить, что он тоже  назвал своего сына Eivis, то сын был бы Elvis Elvisovich!).

Однажды  поздним вечером меня пригласили на “встречу с молодежью". Ожидались  обычные утомительные политические речи о необходимости надрать кому-то  задницу, чтобы убедить в Неизбежности Победы коммунизма, предупредить о Вреде  Алкоголя и наркотиков, об Опасности Потери бдительности и т. д. и т.п.  Но зато по окончании этой скукотищи будет немного джаза, а потом еще и  рок-ансамбль сыграет две вещи! Это было просто сенсационно в рамках,  официально принятых в советском обществе. И мне сказали, что я могу там  присутствовать.

Местом  проведения мероприятия был подвал “Клуба молодежи". Он походил на  пещеру, с очень низким потолком, который, казалось, нависал над нами.  Многочисленные колонны, каждая из которых занимала площадь не меньше  доброго квадратного метра, выкрашены в бледный серо-зеленый цвет.  Выглядело все это как хорошая декорация для экранизации какого-нибудь  романа Достоевского, например, "Идиота". На низких стенах висели  громадные портреты членов Центрального комитета Коммунистической партии.

Когда  болтовня смолкла, заведующий Клубом вышел на сцену и представил свой  “Молодежный джазовый оркестр.” Он постучал дирижерской палочкой , и они  завели похоронную версию "Около полуночи" Каунта Бейси. Это было крайне  назидательно! Заведующий, видимо, выбрал именно эту композицию,  благодаря ее плавному ритму, который было по силам «одолеть» его  «оркестру». Однако плавность эта весьма деликатная, потому что,  насколько я понимаю, Бейси передал ту восхитительную негу, которую  испытывают двое влюбленных около полуночи после занятий любовью.  Возможно, они пошли куда-нибудь в бар, они так горды собой и счастливы  из-за того, что влюблены, и, может быть, они заказывают еще по одной  рюмочке... Однако, несмотря на то, что это исполнение было... просто...  ужасно... медленным, мне оно помогло лучше понять замысел Бейси!

И  потом, наконец, наступил долгожданный момент, из-за которого все и  пришли! Молодежная аудитория каким-то чудесным образом удвоилась всего  за пару минут. (Должно быть, они поджидали снаружи.) Рок-группа вышла на  сцену уже настроившись, и заиграла битловскую мелодию, Ooblah-de,  ooblad-da, сглаживая весьма хитроумный ритм аккордов. Но публике было  уже все равно. “...Молли иссс а синг-гейр ин зи бент ... ” Танцевать  было запрещено, но мы раскачивались в такт. 

А  потом какая-то девушка издала вопль, и.....они прекратили все это дело!  Немедленно! Вот так просто! Бац, аппаратура отключилась, и копы выгнали  нас! Все, что потребовалось, - это один возглас!

И все ушли, угрюмо, но ушли. С ментами лучше не связываться, и не только в СССР!

Вот тебе и Десмонд с Молли Джонс!

Еще одна глава из книги, а также более подробно про Ричарда Шупбаха  [здесь.] https://meotyda.ru/node/2230


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.