ankol1

Categories:

Кавказские записки. Глава 1. Белосолнечный Дагестан.

   «В свое святилище глухое     
  Ты принимал меня не раз.     
  В тебя влюблен я был безумно.     
  Меня приветствовал ты шумно...
»

А.С. Пушкин «Евгений Онегин»

Отмахав почти тысячу километров, уже по темноте наша колонна прибыла к  экспедиционной точке сбора на песчаном берегу Каспийского моря в Республике Дагестан, где нас поджидал экипаж «Крузака» из Ростова,   добравшийся сюда самостоятельно немного раньше.  Моросил легкий дождик. Изучать окружающую местность в каспийской тьме после длительной поездки особых желаний и легких возможностей не было. Поэтому наскоро оборудовав ночлег, легли поспать. А пробудившись утром следующего дня могли обозреть ясную картину нашей стоянки, куда неведомо когда прибыла еще одна боевая единица в виде «Паджеро» из Белгорода. 

Морской пейзаж. Местные рыбаки уже «заседают».

При ближайшем рассмотрении пески оказались наполнены всяческими организмами.

Благополучно прополз мимо и потенциальный во всех смыслах черепаховый суп.

Но для участников экспедиции уже было организовано горячее питание.

Неожиданно у кромки моря появилось видение в виде прекрасной дамы на стремительном скакуне.

Всадница помчалась в сторону одного из чудес не только Дагестана, но и не побоюсь сказать  — всего бывшего СССР. 

После чего на своих железных конях к нему направились и мы.

Знаменитый экраноплан «Лунь» проекта 903, который раньше входил в состав Каспийской флотилии,   валяется  в вечном отдыхе на каспийском пляже, где планируется создание первого дагестанского парка «Патриот».

 Этот ни разу не использовавшийся в боевых действиях зверь-ракетоносец, существующий в единственном экземпляре, наверное, мог бы  занимать достойное место на территории Кремля рядом с Царем-Колоколом, который никогда не звонил и Царем-Пушкой, которая никогда не стреляла. Хорошо, что не сбылись  намерения просто порезать на металл этого устрашающего Царя-монстра после его списания.  

Осмотрев Чудо-Монстра-Богатыря мы «побежали» по асфальтовому Дагестану, чтобы вновь «погрузиться» в песок. Заметно, что в Дагестане осталось много советских символов, к которым либо равнодушное, либо почтительное отношение. 

Почитают в Дагестане и имама Шамиля, цитаты из которого типа «Кто думает о последствиях, тот не герой» украшают улицы дагестанских городов и сел. Обратил на себя внимание и БТР в камуфляжном окрасе на въезде в город Дербент. 

Киргуду бамбарбия?

Типичное дагестанское село выглядит приблизительно так. Канализационный каскад обязателен! Я слышал рассказы о невероятной мусорности  дагестанских населенных пунктов. Может, это и так по сравнению с другими республиками российского Северного Кавказа, а может быть, так было раньше, но в ходе нашей поездки я не нашел, чтобы тут количество мусора в целом превышало бы «среднероссийскую норму». 

Свернув в одном из селений на проселочную дорогу, мы очутились в зеленом оазисе, за пределами которого желто высилась громадная гора песка.

Это — тоже одно из чудес Дагестана:  бархан Сары-Кум ( переводится как «Желтый песок»), крупнейшая песчаная дюна в Европе, и один из крупнейших барханов Евразии. Здесь у подножия бархана на территории Дагестанского заповедника произошло слияние нашей колонны с еще одним экипажем на 200-м «Крузере» из Ейска. И мы стали «Великолепной Семеркой». Кстати, пески Сары-Кума знамениты еще и тем, что здесь в 1968 году снимались несколько эпизодов знаменитого советского фильма типа «вестерн» «Белое солнце пустыни».  

Кадр из фильма взят отсюда: https://ruputeshestvie.ru/

На поверхности бархана царствуют песчаные бури и солнечное пекло. 

Дагестанская ребятня, которую привозят на экскурсии, любит резвится в песках Сары-Кума, как в снегу.

Возле  бархана, там где сейчас расположены строения администрации заповедника, раньше был поселок Кумторкале и железнодорожная станция, разрушенные землетрясением в 1970 году. 

Сохранились некоторые строения и руины станции.   

Баркас Верещагина?

После песков мы, как орлы, стали подниматься в горную часть  Дагестана. 

Проехав через расположенный в горах городок строителей Чиркейской ГЭС, что на реке Сулак,   с нехарактерным для Дагестана названием Дубки, получили несказанное наслаждение от захватывающих видов Сулакского каньона. 

Поплутав в окрестностях Чиркейского водохранилища, которое просматривается на вышеприведенном снимке, решили спуститься в предгорье, чтобы переночевать и подвергнуть починке одного из захворавших боевых коней породы «Тойота». Закат был восхитителен.

Приготовление ужина, ремонт и сам ужин тоже были прекрасны, несмотря на моросящий дождик!

А утро выдалось ясным. Кстати, три экипажа справа — это другая дружественная экспедиция из Ростова-на-Дону, тоже выбравшая здесь место для лагеря.

Отсюда мы опять направились в горы,  и далее наш путь проходил практически по следам имама Шамиля во времена Кавказской войны. 

В горах Дагестана, как и положено, высятся «символы» Кавказа — башни, семейные и фортификационные сооружения. Правда,по пути нашего маршрута, в Дагестане их встретилось меньшее количество, чем в других республиках, но зато они были самыми комплексными.  Такая комплексная башня, например, сооружена на горе Ахульго, где была резиденция имама Шамиля, завоеванная в 1839 году в результате кровопролитного штурма.  

Воспроизвожу картину художника Соломина Н.Н. «Штурм аула Ахульго», взятую отсюда: https://art16.ru/

Флаг Северо-Кавказского Имамата. 

Ныне на исторических местах царит мирная жизнь, как, например, в ауле Ашильта.

Красота здесь мудра и незыблема. И Анды здесь свои. Это — Андийкое ущелье, названное так по имени речки Андийская Койсу.

Далее горными тропами Шамиля мчимся в сторону соседней Чеченской республики по Ботлихским перевалам. 

Возле Дагестано-Чеченской границы  нашу колонну останавливают и «переписывают» дагестанские силовые постовые, поле чего мы продолжаем движение и «сталкиваемся»  на узкой дороге со встречной экспедиционной колонной из Чечни. 

Они едут в Дагестан, а мы едем из Дагестана!

PS Кстати, вчера исполнилось 222 года со дня рождения великого русского литератора А.С. Пушкина. В свое время Александр Сергеевич посещал территорию Северо-Кавказского Имамата. Но свидетельств его пребывания на территории нынешнего Дагестана не обнаруживается. Между тем, Пушкин наличествует в дагестанских горах, вернее в горе Изберг Тау неподалеку от города Избербаш, за которой закрепилось еще название Пушкин Тау. 

Великий ростовский  поэт Николай Доризо посвятил Пушкину-горе и Пушкину-человеку такие строки:

Есть такая скала в Дагестане,
Что один поворот головы –
И в далеком ее очертанье
Профиль Пушкина видите вы.

Не мираж, чья мгновенна причуда,
Не усталого зренья обман,
Эту явь, это зримое чудо
Знает с гордостью весь Дагестан…

По меткому выражению великого дагестанского советского литератора Расула Гамзатова: «Сам Аллах увековечил Пушкина в стране гор!»


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.