ankol1

Categories:

Опуфиоз поэта и милиционера

Милицанер гуляет строгий
По рации своей при том
Переговаривается он
Не знаю с кем — наверно
С Богом...

Дмитрий Александрович Пригов «Апофеоз милицанера»

Ой, не случайно переплелись-совпали две сегодняшние даты: День сотрудника органов внутренних дел и день, когда не стало Леонида Ильича Брежнева. В 2011 году сегодня подоспело и третье событие: впервые День милиции официально перестали отмечать, а отметили День сотрудника органов внутренних дел РФ. А поэт и гражданин Москвы Дмитрий Александрович Пригов пережил и СССР, и Леонида Ильича, но не дожил до полицейских времен, ибо скончался в ночь на 16 июля 2007 вследствие инфаркта. 

Пригов был, наверное, не очень поэт, а больше художник. Его искусство балансировало на грани и литературы, и театра, и изобразительного искусства. Оно сливалось воедино, и в то же время, каждая его составная часть могла рассматриваться как отдельный творческий акт. В общем, это —  настоящее органическое искусство. В Ростове-на-Дону нечто подобное можно было увидеть на выступлениях Михаила Дорошенко или группы ОБОРГИС. Но настоящий Пригов был еще и милиционер, правда, не всамделишный. В 1975-1980 гг им создан цикл многочисленных произведений, объединенных одним лирическим героем — «милицанером», и названный позже «Апофеозом милицанеру». Пригов, как ребенок, играл в «милицию», надевая на своих выступлениях элементы милицейской формы, чаще всего — фуражку. Видимо, сказались нереализованные мечты стать представителем закона и власти. У Пригова происхождение «подкачало». При этом он понимал, что его «милиционер» — это фантом, невозможный в реальной жизни, впрочем, как и михалковский «Дядя Степа». Для отличия, упрощения образа и во избежание всяческих недоразумений Пригов перекрестил своего лирического милиционера в «милицанера», воплотив в нем мечты об идеальном государственном порядке, при котором его стражи разговаривают, как и поэты —  с Богом. Стражи порядка могут быть иногда и не совсем корректны, но они все-таки относятся к народу по-отечески, оберегают его, а не бьют резиновыми палками ПР-73. Пригов обращается к Милицанеру:

 Какой убыток Государству
Когда наивный бедный люд

  В рабочий час труда заместо
 Гуляет, шляется и пьет
 Так кто ж ему подаст пример?
 О, только ты, Милицанер
  Как столп и символ Государства
  И волею исполнен страстной
  Возьмешь их, как в святом бою
  Под руку сильную свою. 

В общем, Пригов мог стать вполне официальным государаственным рупорным поэтом СССР. Но не стал. Руководители МВД допустили грандиозную ошибку, не допустив его к «телу», не разглядев своего среди чужих. А может, Пригов и не был для руководства «своим», а простым милиционерам в СССР он был просто не нужен. Они зачастую и Пушкина не читали, не то что — Пригова: некогда было! Во всяком случае премий МВД Пригов не получал, на концерте к Дню милиции не выступал. Леониду Ильичу Брежневу про него никто не доложил, что, наверное, и — хорошо. Может, стало виной этому и то, что антиподом «милицанера» у Пригова выступает некий «пожарный». Ведь МЧС в СССР не было: и пожарные и милиция были в одном ведомстве — МВД. И, конечно, внутриведомственный конфликт в СССР расценивался исключительно как крамола, подлежащая всяческому искоренению.  Но, видимо, Пригов, как настоящий поэт —  был пророк.  Вот и закончил Дмитрий Александрович свой «Апофеоз» такими строками:

  Полюбил я от детства Милицию
 И не мог ее не полюбить
 Я постиг ее тайную суть
 Совпадать с человечьими лицами
                 

 Человеку же с нею совпасть —
Все равно что в безумие впасть
 

  Потому что конкретные лица мы
 По сравненью с идеей Милиции  

Невозможно даже представить себе, чтобы кто-нибудь сказал сейчас в России: «Я с детства полюбил полицию». Поэтому, обозначив стражей порядка, как «полиция», правители не стали называть праздник «День полиции», а нарекли его «Днем работника органов внутренних дел». Работника или еще лучше — работницу полюбить завсегда можно. Так что любим мы вас, работники и работницы органов внутренних, держимся, но — любим! С праздником! Главное — здоровья крепкого, довольствия и удовольствия! 

Вот Милицанер стоит на месте
наблюдает все, запоминает
Всё вокруг, а вот его невеста
Помощь Скорая вся в белом подлетает
Брызг весенних веер поднимает
Взявшись за руки они шагают вместе
Небеса вверху над ними тают
Почва пропадает в этом месте...

Фотки отсюдова.


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.